/* Google analytics */

Friday, October 18, 2013

Книги о беге II

Предыдущие статьи:
Книги о беге I.

Продолжение тут:
Книги о беге III

«Born to Run» Кристофера МакДугалла и «Eat and Run» Скотта Джурека — две книги о беге, которые в чем-то друг на друга очень похожи (даже обложками! :). Обе они ставят целью донести до читателя некую Очень Важную Мысль, но обе они хороши не этим.

«Born to Run» была переведена в России и издана сразу несколькими издательствами под названием «Рожденный бежать». Очевидно, переводчики посчитали, что название относится к одному из персонажей книги, ультрамарафонцу по имени Мика Тру (вообще-то, он Майка Тру, но в такой форме его гораздо труднее найти в Яндексе :)). Мне кажется, что они ошиблись, и главный ее герой — люди как биологический вид, а потому и называться она должна «Рожденные бегать».

Автор, Кристофер МакДугалл, начинает повествование с того, что хорошо известно всем любителям бега — бег опасен. И рассказывает на своем примере:

В любом другом виде спорта, получай я травмы с такой же частотой, как в беге, меня бы посчитали безнадежным. В беге я — норма. Настоящие мутанты это те бегуны, которые не получают травм. До восьми бегунов из десяти получают травмы ежегодно. Независимо от того, худой бегун или толстый, быстрый или медленный, чемпион по марафону или воскресный джоггер — все они имеют равные шансы повредить свои колени, голени, сухожилия, бедра или пятки. Когда вы выходите на старт забега в день благодарения (конец ноября), посмотрите на соседей слева и справа. По статистике, только один из вас будет в состоянии выйти на соревнования на рождество.

По словам МакДугалла, усилия обувных фирм остались бесплодными:

У спортивных обувных компаний была четверть века на то, чтобы усовершенствовать дизайн. Рассуждая логически, частота травм должна бы сейчас падать. В конце концов, Адидас выпустил 250-долларовые кроссовки с микропроцессором в подошве, который при каждом шаге адаптирует амортизационные свойства подошвы. Асикс потратил три миллиона долларов и восемь лет (втрое больше, чем ушло у Манхеттенского проекта на создание первой атомной бомбы) на создание потрясающей модели Кинсей, кроссовок с «гелевыми подушечками в передней части стопы, расположенными под точно подобранными углами» и с «неограниченно адаптивным компонентом пятки, который изолирует и поглощает ударные воздействия, уменьшая пронацию и придавая дополнительное ускорение». Это очень дорого для беговой обуви, которую ты все равно выкинешь в помойку месяца через три, но по крайней мере ты не будешь в ней хромать, верно? Извините, нет. «С тех пор, как в конце семидесятых провели первые настоящие исследования, жалобы на ахилловы сухожилия участились на 10%, а заболеваемость подошвенным фасциитом осталась на прежнем уровне», — говорит доктор Стивен Прибут, специалист по беговым травмам и бывший президент Американской академии спортивной подиатрии. «Технические достижения последних тридцати лет поразительны, — добавляет доктор Айрин Дэвис. — Мы стали свидетелями множества удивительных инноваций по части поддержки стопы и амортизации. И все же ни одно средство не смогло избавить нас от травм». Фактически, нет никаких оснований считать, что беговая обувь хоть как-то помогла нам в предотвращении травм. В работе 2008 года, опубликованной в Британском журнале спортивной медицины, доктор Крейг Ричардс из университета Ньюкастла в Австралии пришел к выводу, что не существует ни единого исследования, которое продемонстрировало бы, что беговая обувь уменьшает вероятность травм. Это было удивительное откровение. Доктор Ричардс был так поражен тем, что многомиллиардная индустрия, казалось, была построена на пустых обещаниях и подмене действительного желаемым, что он бросил ей вызов — готова ли хоть одна компания, выпускающая беговую обувь, заявить публично, что выпускаемая ими обувь для бега на длинные дистанции действительно уменьшает риск травм опорно-двигательного аппарата? Готова ли хоть одна из этих компаний заявить, что выпускаемая ими обувь способствует увеличению эффективности бега на длинные дистанции? Если они готовы сделать такие заявления, на какие исследования они опираются? Доктор Ричардс долго ждал и даже сам отправлял запросы производителям спортивной обуви, но ответом было молчание. Итак, если беговая обувь не делает вас быстрее и не спасает вас от травм, то за что вы платите? В чем преимущества всех этих микрочипов, воздушных амортизаторов, торсионных устройств и прочего?

Не пугайтесь! Автор нашел спасительный рецепт, который убережет нас от травм. Дело в том, пишет он, что человек по своему устройству — идеальный бегун на длинные дистанции. Поэтому единственное, что нам нужно для того, чтобы бегать без травм, это выкинуть все лишнее. Мы должны носить на своих ногах минимум возможного. В самом деле, попробуйте пробежаться босиком и вы почувствуете колоссальную разницу. Техника бега изменится сама собой, вы ощутите невообразимую мягкость асфальта, по которому бежите. Вы перестанете вколачивать пятки в пол, но побежите на носках, своей стопой смягчая все удары. Это будет совершенно новый бег, давно забытый и естественный. Это и есть естественный бег, к которому человек идеально адаптирован, говорит МакДугалл, и которого лишили нас разработчики беговых кроссовок.

Но кто сказал, что человек — идеальный бегун? Это еще нужно доказать. Очень Важная Мысль, заключенная в этой книге, говорит, что предок человека, много тысяч лет назад слезший с деревьев и очутившийся в африканской саванне, стал зарабатывать себе на жизнь именно бегом. Точнее, охотой преследованием. Этим неуклюжим названием автор называет легендарный способ охоты, когда охотник бежит за жертвой, пока та не устанет и не рухнет в изнеможении. Макдугалл перечисляет анатомические особенности человека, которые позволяют ему бегать часами, а то и весь день напролет — прямохождение, голая кожа, ахиллово сухожилие, большие ягодичные мышцы, вытянутые ступни с высоким сводом. Эти особенности отсутствуют у большинства животных, и поэтому они способны только к кратковременному быстрому бегу, как антилопы. Я не буду рассказывать об этом подробно, потому что эта часть книги написана очень увлекательно, в лучших традициях научно-популярной литературы, и ее лучше прочитать самостоятельно. Там даже есть рассказ свидетеля, наблюдавшего современных бушменов, которые охотятся преследованием. Этот рассказ служит доказательством того, что человек в принципе способен на такую охоту. Именно из этой части книги Макдугалла пошла мода последних лет, напрочь изменившая рынок беговой обуви — мода на минимализм. Тонкая подошва и почти полное отсутствие перепада высоты между пяткой и носком, как предполагается, должны провоцировать бегуна на «естественный» стиль бега, когда он приземляется не на пятку, а на переднюю часть стопы. А этот стиль, к которому мы приспособлены эволюцией, убережет нас от травм, вызванных постоянными ударами пятки о твердую поверхность. Макдугалл нашел целое племя идеальных бегунов, живущее в Мексике. Легендарные индейцы тараумара (или рарамури), которые славятся своим умением бегать в гости в соседние деревни, лежащие в сотне, а то и больше, километрах от дома. И вполне естественно, что бегают они не в современных кроссовках, а в самодельных сандалиях-уараче, сделанных в том самом минималистском стиле, без пятки.

Мое личное мнение состоит в том, что Макдугалл дает в целом верные советы по технике бега (но явно прегибает палку, советуя бегать босиком для того, чтобы избежать травм), хотя и дает им совершенно ложные объяснения. Его теория происхождения человечества не очень-то хорошо уживается с общепринятыми в антропологии мнениями (см. «Эволюция человека» Александра Маркова). А попытки других экспериментаторов, пытавшихся повторить опыт с охотой преследованием, практически ничего не вышло (см. Persistence Hunting Marathoners (с другой стороны, антропологи утверждают, что, мол, «бушмены и индейцы-атапаски практикуют загон копытных простым преследованием: человек бежит за зеброй/лосем, пока тот не упадёт от усталости»)). Кроме того, как знают бегуны, их способность к бегу очень недолговечна. Стоит провести один-два месяца без тренировок, как ваша спортивная форма улетучится. Вам придется начинать все почти сначала. Разве было бы это так, если бы человек был самой природой сформирован для бега? Ну, и, конечно, те самые травмы. Как сказал один мудрый товарищ на беговом форуме, «Когда бегаешь, у тебя все время что-то болит». Разве это было бы так, если бы мы были рожденными бегать? Но написано, тем не менее, невероятно интересно. А главное в том, что у этой книги есть и еще одна сторона — она представляет собой сборник легенд и баек ультрамарафонцев. В ней можно прочесть о том, как появился на свет стошестидесятикилометровый забег Ледвилл-100 или его близнец Вестерн Стейтс, истории великих ультрамарафонцев, таких как Энн Трейсон или Скотт Джурек, как они пришли в бег на длинные дистанции, как тренировались. В этой части книга просто великолепна. Обязательно читать!

Теперь вторая книга. «Ешь и беги» Скотта Джурека. Джурек — личность легендарная в ультрамарафоне. Семикратный победитель стошестидесятикилометровой гонки Western States 100, победитель труднейшего забега Hardrock Hundred Mile Endurance Run 2007 года, двукратный победитель невозможного 217-километрового забега по Долине Смерти Badwater Ultramarathon, проходящего при температурах около 50°C, трехкратный победитель 246-километрового Спартатлона — пробега от Афин до Спарты, обладатель рекорда США в суточном беге (266.01 км). И при этом интеллигентнейший человек, почетный «ботаник» с детства, хотя и вырос в глуши штата Миннесота.

Очень Важная Мысль Джурека заключается в том, что веганская диета исключительно полезна, в том числе спортсменам. Я сам вегетарианец, но на пропаганду реагирую агрессивным неприятием. Джурек, впрочем, делает это очень тактично, так что я дочитал книгу до конца, пропуская только веганские рецепты, приводимые в конце каждой главы. Думаю, что я ничего не потерял, потому что в этих рецептах все время полно какой-то незнакомой фигни, которую в нашем гастрономе не продают: нектар агавы, водоросль спирулина, мисо, семена чиа, бобы адзуки, волчья ягода, кунжутная паста, тофу и прочая экзотика. Наверное, их можно заменить и на что-то более привычное, но меня вполне устроит жареная картошка. Кроме рецептов, в конце некоторых глав Скотт дает советы по технике бега и организации тренировок. Вот они, без сомнения, очень полезны, в первую очередь для начинающих, но не только.

Ну, а самое интересное это, конечно, сама биография Джурека. И соревнования, и тренировки, и просто жизнь. Его мама долго болела рассеянным склерозом, потеряла возможность двигаться и остаток жизни провела в кресле. Скотт за ней ухаживал. Такая обычная человеческая трагедия. Отчасти из-за этого, чтобы расслабиться, он занялся спортом. Бегал на лыжах (не самый популярный спорт в США, насколько я понимаю), но особыми результатами не прославился. Потом один его приятель, куда более талантливый, Дасти Олсон (богатый наследник, воришка и парень не промах насчет марихуаны), позвал его на 80-километровый ультрамарафон Voyageur. Там Скотт, к своему удивлению, впервые обогнал Дасти, и в тот момент закончилась его карьера в беговых лыжах. Как у настоящего писателя, у Джурека в книге очень интересны люди и наблюдения над ними. Такими, например, как Дэн Проктор, Хиппи Дэн, парень, помешанный на экологически чистой жизни, у которого никогда не было ни автомобиля, ни телефона, но который в сорок пять бегал так, что молодежи оставалось только завидовать. Кстати, Джурек пишет, что в Штатах среди ультрамарафонцев много бывших хиппи и объясняет это тем, что многие из них, отказываясь от наркотиков, находили замену им в беге. Что-то у нас я о таких пока не знаю. Скотт вспоминает и Криса МакДугалла, автора «Born to Run». Неудивительно, ведь Джурек, даже будучи суперзвездой ультрамарафонов, был почти неизвестен цивилизованному миру до тех пор, пока МакДугалл не выпустил свой бестселлер. Они тогда вместе ездили в Мексику к индейцам-тараумара и к Мике Тру (МакДугаллу эта поездка и послужила основой для книги). И только выход этой книги сделал Джурека действительно знаменитым.

Мне было очень интересно читать рассказы о том, что он чувствовал во время ультрамарафонов. Я сам больше марафона не бегал, поэтому эти рассказы для меня очень экзотичны:

Я знаю, что я выбрал спорт, суть которого в длительной агонии, что я принадлежу к маленькому сообществу мужчин и женщин, в котором статус каждого является точным отражением способности переносить страдания. Галлюцинации у меня и моих коллег такое же обычное дело, как пятна от травы на форме у детей-футболистов. Стертая кожа, почерневшие ноги и обезвоживание это что-то вроде ритуала посвящения в ультрамарафонцы. Обычный марафон для нас всего лишь пролог, время подумать и прислушаться к себе. Мозоли у нас настолько обильны, что зачастую приходится вырывать ноги, чтобы облегчить боль. Один ультрамарафонец перед каждой гонкой хирургически их удалял, чтобы не делать это самому после финиша. Судороги вообще не заслуживают упоминания. Головные боли от горной болезни так же обычны, как пот и причиняют ровно столько же беспокойства (не считая смерть одного бегуна на соревнованиях в Колорадо от аневризмы мозга). Боль либо игнорируется, либо принимается как данность, либо глушится ибупрофеном, хотя это и рискованно — при сильном потоотделении избыток ибупрофена может вызвать отказ почек, что заканчивается, если вам повезет, полетом на вертолете до ближайшей больницы. Один коллега-ультрамарафонец и по совместительству врач однажды сказал мне: «Не на всякую боль обращай внимание».

Конечно, Джурек не забывает рассказать и о том, как он сначала стал вегетарианцем, а потом и вовсе веганом. Причина тут, кстати, вовсе не в жалости к зверькам, а просто желание улучшить результаты в спорте.

Мне очень понравилась книга Джурека. И по-человечески, и по-марафонски, да и, пожалуй, по-вегетариански тоже. Душевный он парень.

No comments:

Post a Comment